Иван Степанович Ястребов

Автор Петр А. Искендеров
Иван Степанович Ястребов Иван Степанович Ястребов

1839–1894

Историк, этнограф Балкан и дипломат, генеральный консул в Скутари и в Призрене, с 1886 года до кончины генеральный консул в Салониках. Оставил ценные сведения о Косово благодаря своей дипломатической деятельности.

Биография

Его карьера началась в Азиатском департаменте МИД Российской империи, когда ему, выпускнику Казанской духовной академии, исполнилось 27 лет. Сначала Ястребов стажировался в российском посольстве в Константинополе, а на следующий год сделался секретарем и драгоманом (т.е. переводчиком) российского консульства в албанском г. Шкодер (Скутари) и вскоре возглавил здесь российское представительство. Чуть позже в 1870 г. Ястребов занял пост вице-консула в Призрене – важном политическом и культурном центре Европейской Турции, который не без основания называли «сербским Царьградом». Через четыре года он получил назначение в греческий г. Янину, а затем снова оказался в Призрене в роли российского консула. Завершающим этапом его дипломатической карьеры стала его должность российского генерального консула в Салониках, где он проработал 14 лет до самой смерти.

Благодаря лингвистической одаренности (Ястребов прекрасно владел албанским, арабским, болгарским, греческим, сербским и турецким языками) и природной наблюдательности он превратился в одного из лучших знатоков Балкан и накопил огромные знания об условиях жизни населявших этот регион народов. Собранный им богатейший исторический и этнографический материал лег в основу его научных разысканий, главными из которых являются труды «Обычаи и песни турецких Сербов в Призрене, Ипека, Мораве и Дабре» (Санкт-Петербург, 1886; через три года книга была переиздана там же с дополнениями), «Податци за историjу Српске цркве. Из путничког вицезаписника» (Београд,1879) и «Старая Сербiя и Албания. Путевыя записки. – Споменик СКА XLI. Други разред» (Београд, 1904). Кроме того, он публиковал свои корреспонденции и статьи в таких сербских и российских журналах, как «Православное обозрение», «Новое время», «Известия Санкт-Петербургского славянского благотворительного общества», «Гласник Српског ученог друшства» и др.

Основное внимание в работах Ястребова уделялось проблеме этно-конфессионального состава населения спорных областей, на которые уже тогда претендовали различные балканские страны и правители. В первую очередь это касалось Косова, которое в сербской исторической традиции называют «Старая Сербия». Русский дипломат первый подробно проанализировал процессы исламизации и албанизации православного сербского населения в этой части Балкан. Он подчеркивал, что принявшие ислам местные славяне продолжали соблюдать православные церковные праздники. Ястребов писал, что в Призрене в день св. Георгия потурченцы не работали и не торговали. Именно этот праздник, по его словам, был в Косово главным праздником сербов: как для православных, так и исламизированных.

Ястребов констатировал, что для сербов нет более важной клятвы, чем клятва тому святому, который считается покровителем предков и потомков его рода. Даже самый бедный серб, готовился ко дню своего покровителя с особенным усердием и благоговением, празднуя его очень торжественно. По его словам, сербы называют этот день «Крсно име» – т.е. «крестное имя», «Свети» – т.е. «святой», или просто «Слава».

Во время своего многолетнего пребывания в Старой Сербии и Албании Ястребов познакомился с разнообразными обычаями и был свидетелем того, как они исполнялись дома и на людских сборищах. Чествование вышеуказанного праздника произвело на него самое сильное впечатление. Он писал, что сербы отмечают его не только самой Сербии, но и повсюду, где они живут: в Австрии, Венгрии, Боснии, Черногории, на Косовом поле, на Мораве, в Призренской области, а также в Скопленской, Велесской, Прилепской, Битольской и Охридской округах, равно как и в Дабаре, и в Тетовской окольности. Ястребов свидетельствовал, что все жители в упомянутых пределах, исключая цинцар и эллинизированных валахов, говорят на славяно-сербском наречии и свято соблюдают этот обычай, который приобрел статус религиозного обряда,
По мнению Ястребова, процесс исламизации сербов начался в самом начале XIX в., когда в районе Ополье представители старшего поколения общались преимущественно только на сербском языке. А в отношении района Люма, расположенного на дороге из Призрена (Косово) в Центральную Албанию, Ястребов в 1870-е годы писал, что отцы люмлян – т.е. около полувека назад – говорили по-сербски. Сербскими, по его свидетельству, были и названия сел около Люмы и Ополье.

Косовские сербы, по его наблюдению, иногда имели по два имени – одно христианское, а другое мусульманское. В районе Ополье «настоящих» албанцев – т.е. выходцев из центральных албанских областей Мат и Дукаджин – было немного. Большинство населения здесь уже тогда составляли албанизированные сербы. А ещё около трех десятилетий до этого в Ополье в православный рождественский сочельник жители обычно разжигали ритуальный костер. Он писал, что в селе Брод-у-Гори, по рассказам местных обитателей, раньше имелось три церкви, и местные старики вспоминали, как они детстве ходили в церковь св. Николы и их родители ставили свечи на могилах предков на местном православном кладбище.

Исламизированных и албанизированных сербов Ястребов называл «арнауташами» и считал, что они отличаются от «истинных» албанцев «арнаутов» – выходцев из западных районов Балкан. Указывая на эти отличия, он писал, что арнауташи почти не знают, что такое честь, они лживы и не держат слово. А «настоящие» арнауты ведут себя по-другому: они верны своему слову, никого не предадут и знают, что такое честность. В то время, как арнауташи ко всем подлизываются, и если их поведение по отношению к власти является подлым, лицемерным и полным притворства, то арнауты держатся в подобных случаях благородно и достойно.

Именно Ястребов впервые ввел в российский дипломатический язык и научный оборот такие этнические дефиниции, как «поарнаутившиеся» сербы и болгары.

Процесс исламизации здешних сербов порождал у них сложные и болезненные чувства при самоидентификации и в повседневном поведении. Православные, по его наблюдению, старались сохранить сербский язык до момента своего перехода в ислам. После этого местный серб уже стыдился говорить на родном языке, потому что его могли обозвать потурченцем. По этой причине он начинал ненавидеть свой родной сербский язык. По сообщениям Ястребова, в Дебарской области, восточнее Кораба и в предгорьях Шар-Планины находилось около 30 сел, в которых жили православные, носившие сербские имена, но говорившие по-албански. Здесь, по его словам, единственно в деревне Скурдина жители, среди которых были и магометане, говорили на славянском сербском языке.

Труд Ястребова по славянской этнографии и литературе «Обычаи и песни турецких Сербов в Призрене, Ипеке, Мораве и Дибре» (Санкт Петербург, 1866, VII + 498 стр., второе, значительно дополненное издание Санкт Петербург, 1889, XXIV + 626 стр.) отражал «просербскую» позицию автора по македонскому вопросу. Поэтому он вызвал критику со стороны Марина Дринова, который опубликовал статью „Несколько слов об языке, народных песнях и обычаях дебрских славян” доказывая, что ни в языке, ни в культуре, ни в традиции в Дебре нет чего-либо сербскоего. Его мнение в своей рецензии поддержал и С. М. Кульбакин.

Много внимания в своих работах Ястребов уделял также обычаям и повседневной жизни жителей Косово. По его наблюдениям, в таких относительно крупных городах, как Печ, Призрен, Приштина и Джяковица, у местного населения отсутствовали объединяющие их интересы. Христиане и мусульмане, по его словам, вели «затворническую» жизнь. В особенности это касалось женщин.

В сочинения И.С. Ястребова содержатся также сведения, позволяющие оценить темпы исламизации сербского населения Косово. Так, в районе знаменитого сербского православного монастыря в Дечанах число домов, в которых проживали православные сербы, за двадцать лет до конца XIX в. уменьшилось более чем в три раза: с 165-ти до 50-ти. При этом «только чудом уцелел храм, который так и не переделали в мечеть», – свидетельствовал русский дипломат.

Литература

  • Бован В; Jастребов у Призрену. Београд, 1983;
  • Терзич С. Русский консул И.С.Ястребов о Старой Сербии. – В: Из истории Сербии и русско-сербских связей. 1812–1912–2012. Москва, 2014.

 

×

SESDiva ERA.Net RUS Plus Call 2017 – S&T

SESDiva. Проект № 156

SESDiva цели създаването на виртуален музей на писмената култура във връзка със социалната, културната, идеологическата и религиозната среда и отношенията между южните и източните славяни през вековете от XI до началото на XX век.

Продължителност: 2018-2020
Програма: ERA.Net RUS Plus Call 2017 ‐ S&T Projects

ПОВЕЧЕ ERA.Net RUS Plus


TOP