Стака Скендерова

Автор Ксения В. Мельчакова
Стака Скендерова Стака Скендерова

1830–1891

Боснийская просветительница, полиглот, первая боснийская женщина-автор исторического очерка о Боснии, одна из первых представительниц женской эмансипации на Балканах, создатель девичьей школы в Сараеве.

Биография


Для боснийского общества своего времени Стака Скендерова была явлением поистине экстраординарным. Она родилась в патриархальной боснийской среде, полной предрассудков и непонятных европейцу правил поведения, но не уподобилась ей. Стака стремилась к совершенствованию своей личности, умножению знаний и творческой инициативе. Она говорила на нескольких языках – сербском, турецком, греческом, русском, – пела в церковном хоре, одевалась в мужскую одежду темного цвета, удостоилась аудиенции турецкого султана Абдул-Азиза, самостоятельно совершила паломничество в Иерусалим, занималась литературным трудом и открыла в Боснии школу для девочек. Она была монахиней в городе, где не было ни одного православного монастыря, и большую часть жизни работала на светском поприще, заслужив своим трудом уважение современников и последующих поколений.

История жизни Стаки походила на роман. Она была родом из православной семьи Савичей (по другой версии – Петровичей или Дамяновичей, которая получила в Боснии прозвище «Скендеровы» как переселенцы из Скадарского санджака). Стака появилась на свет в Сараеве, где освоила чтение и письмо, что было редкостью для девочки из этих краев. С малых лет отец одевал её в мужское платье, как это часто делали со своими малолетними дочерьми жившие в Боснии христиане и мусульмане. Стака мужского платья уже не сняла; и это было знаком отречения от замужества. Так она ходила в церковь, где читала Апостол, поскольку в округе не имелось ни одного грамотного юноши.

Она помогала своему старшему брату, который выделывал и продавал меха богатым боснийским торговцам, турецким чиновникам и военным. При доставке заказов брата Стаке приходилось посещать дома местной знати, и благодаря этому она выучила турецкий язык. Позднее это ей очень пригодилось при защите и отстаивании прав христиан в родном крае.
Личностью Стаки Скендеровой заинтересовался русский консул в Сараеве А. Ф. Гильфердинг, который предложил ей написать исторический труд о событиях в Боснии 1825–1856 гг. Затем он перевёл его на русский язык и опубликовал. К сожалению, сербский оригинал рукописи труда Стаки не сохранился. Она создала свою «Летопись Боснии» в стихотворной форме, напоминавшей по стилю народный эпос. Но Гильфердинг смог передать текст произведения на русском языке только в прозе. До нас дошла только та часть оригинального текста Стаки Скендеровой, которую ученый привёл в примечаниях к своему переводу.

В «Летописи Боснии» излагалась история борьбы боснийских бегов против турецких пашей, и рассказывалось о страданиях простых боснийцев от произвола местной знати. Стака поведала в ней и о печальной истории своего младшего брата Йована Петровича. Он был прекрасным молодым, образованным человеком, знал турецкий язык, играл на скрипке, тамбуре и на дудках и работал меховщиком. Йован пострадал по навету турка, который ложно обвинил его в нападении на него с ножом во время вечернего намаза. Причиной навета послужила злоба турка, приревновавшего Йована к понравившейся ему девушке. Жалоба была направлена местному чиновнику Фазли-паше, оставившему по себе в Боснии недобрую память. Тот славился своим дурным нравом и ненавистью к христианам, и поэтому без суда и следствия приговорил юношу к пыткам каленым железом и последующему заключению в тюрьму. После своего освобождения измученный пытками Йован прожил лишь около двух лет.

Открытие девичьей школы было для Стаки Скендеровой заветной мечтой. В 1858 г. эта мечта осуществилась благодаря поддержке ряда русских и сербских общественных и политических деятелей. Среди них большую роль сыграл находившийся в Сараеве российский консул А.Ф. Гильфердинг. Стака обратилась к нему за помощью, и тот откликнулся на её просьбу, тем более что просительница в качестве главной цели создания школы называла приобщение детей к христианству. Поэтому по возвращении в Петербург Гильфердинг добился от российского правительства назначения пособия на школу в размере 1384 рублей. Большую по тем временам сумму в 1400 рублей пожертвовала и русская императрица Мария Александровна.

Открывая школу, Стака Скендерова с самого начала встретила противодействие патриархальной сербской среды и недоверие со стороны православной общины Сараева. Поскольку активную поддержку ей оказывал видный османский чиновник Велиудин-паша, многие православные родители отказывались отдать своих дочерей учиться в школу, покровительствуемую турецкими властями.

С целью благоустройства школы, закупки учебных пособий и поиска подходящей учительницы Стака в сентябре 1858 г. отправилась в Белград, где содействие ей оказала содействие русская аристократка, графиня Антонина Дмитриевна Блудова. Она не только встретилась со Стакой, но и помогла ей найти учительницу для школы. Удалось Стаке в Белграде и обзавестись необходимым для школы комплектом книг, а также завоевать расположение сербского митрополита Петра. 19 октября 1858 г. он присутствовал на торжественном открытии школы, отслужил молебен, окропил её здание святой водой и благословил детей на учение. Патроном школы был избран покровитель науки и образования св. Савва Сербский. Школа располагалась в небольшом двухэтажном строении, первый этаж которого занимала семья Скендеровых, а на втором – находились просторный класс, маленькая комната для занятий рукоделием и кабинет Стаки, где она молилась.
В учебную программу школы входило изучение арифметики, сербской истории, чтения и письма, часослова, псалтыря и церковного пения. Помимо этого, девочкам преподавали рукоделие, что привлекало даже скептически настроенных зажиточных горожан.

За учебу платили только ученицы из богатых семей. На полученные средства покупались материалы для рукоделия: шелка и золотые нити. Для бедных детей Стака была не только учителем, но и защитницей. Многие сироты находились полностью на её содержании; она им заменяла мать: одевала, кормила и воспитывала. Стака брала на воспитание даже тех девочек, матери которых пребывали в публичных домах, открывая для них новые жизненные перспективы. Она слыла строгой, но справедливой учительницей. Её порицаний ученицы боялись больше, чем телесных наказаний.

В школе имелось три класса. В конце каждого учебного года проводились публичные экзамены, на которых присутствовал сам боснийский паша (или его заместитель), представители церкви и родители учениц. Ежегодно устраивалась и выставка рукоделий, которыми школа славилась и гордилась. По воскресным и праздничным дням под руководством Скендеровой в церкви выступал хор учениц. Двери школы были открыты для детей всех вероисповеданий. В ней на равных обучались девушки из православных, католических, еврейских и мусульманских семей.
Несмотря на трудности и враждебность со стороны сараевского купечества и православной общины, школа под руководством С. Скендеровой продолжала существовать. В 1858 г. занятия в ней посещали 75 девушек, а в августе 1861 г. – уже 120. Слава об этом учебном заведении распространилась по всему Боснийскому пашалыку.

Содержание школы обходилось недешево. Все счета Скендерова предоставляла российскому консулу. Значительные средства уходили на уплату налогов, и поэтому доходы школы были невелики.

Через три года после своего открытия школа стала получать регулярную финансовую поддержку от турецкого правительства. Учебное заведение Стаки посетил генерал-губернатор Боснийского пашалыка Топал Шериф Осман-паша и после ознакомления с практиковавшимися в нём образовательными принципами отдал в него своих дочерей. Примеру генерал-губернатора последовали другие турецкие чиновники.

К 1865 г. финансовое положение школы было плачевным: её долги составляли около 19.000 пиастров, и поэтому она переехала в более скромный, недостроенный дом. Лишившись крова, гонимая православной общиной Стака нашла временный приют в доме одной православной сараевской вдовы. Помощь пришла из России: необходимые для обустройства здания 1000 пиастров Стака получила от российского МИД. Но и после этого накопившиеся долги по-прежнему оставались неоплаченными.

Осенью 1865 г. Стака направила прошение о содействии ей в осуществлении поездки в Россию с целью сбора денежных средств для уплаты долгов и обустройства женских школ в боснийских городах. Покровительница женского образования российская императрица Мария Александровна положительно отозвалась на это прошение, но соответствующее разрешение Стака Скендерова ждала более года. За это время долги школы ещё больше выросли, и денег на поездку не было.

В 1870 г. Стака двинулась в дорогу, но не в Россию, а в Иерусалим к Гробу Господню. Путь её лежал через Константинополь, и бывший губернатор Боснийского вилайета Топал Шериф Осман-паша добился для неё аудиенции у султана Абдул-Азиза и оплаты путевых расходов в 10.000 грошей. По прибытии в Святую Землю Стака приняла монашество. Поездка её продолжалась целый год, и это было неслыханное событие для того времени. Посещать богослужения женщинам по будням в одиночку без членов семьи или без сопровождения мужчин в тогдашнем боснийском обществе считалось неприличным. В данном же случае женщина в одиночку отважилась на поездку в Святую Землю и даже удостоилась встречи с самим султаном. Возвращение Стаки в Сараево было триумфальным, приветствовать ее вышли толпы народа.

После австро-венгерской оккупации Боснии и Герцеговины в 1878 г. школа была закрыта из-за прекращения денежной помощи от султана и отсутствия средств из России. Новые власти в Боснии не проявляли интерес к работе такого учебного заведения. Опеку над девочками-сиротами из закрытой школы взяла на себя английская благотворительница, мисс Аделина Пулина Ирби. В своё время она также открывала школу для девочек в Сараеве. столкнувшись с теми же проблемами, что и Скендерова. Многие считали, что новая школа создаст конкуренцию учебному заведению Стаки, но та в своих речах к церковной общине подчеркивала важность образования и разъясняла чисто просветительский характер намерения английской леди. Выпускницы школы Скендеровой были первыми образованными женщинами Боснии и Герцеговины. Их считали завидными невестами, и они удачно выходили замуж. Они воспитывали своих детей в духе нового времени, прививая им охоту к учебе и иную культуру.

Стака Скендерова не переставала помогать людям до конца своих дней. Жизнь её оборвалась в результате несчастья. Оно случилось с ней 26 мая 1891 г. после окончания праздника в Сараеве в пользу бедных и сирот, когда она вела домой двух своих воспитанниц, девочек из бедной семьи. По дороге на них налетела конная повозка, причём дети чудом не пострадали, а Стака получила ранения, оказавшиеся смертельными. На следующий день пострадавшая скончалась в сараевской больнице. Все расходы и хлопоты по погребению Стаки взяла на себя Паулина Ирби, которая каждую неделю после этого заходила в сараевскую православную Соборную церковь и ставила свечи в память своей подруги.

Литература

  • Скендерова С. Летопись Боснии 1825–1856. – В: Собрание сочинений А. Гильфердинга. Т. 3. Босния, Герцеговина и Старая Сербия. СПб., 1873, 380–465.
  • Хаџи Стака Скендерова и српска култура у Босни и Херцеговини. Тематски зборник. Бањалука, 2017.
  • Hawkeswoth S. Voices in the Shadows. Women and Verbal Art in Serbia and Bosnia. CEUPRESS, 2000, 250–252.

×

SESDiva ERA.Net RUS Plus Call 2017 – S&T

SESDiva. Проект № 156

SESDiva цели създаването на виртуален музей на писмената култура във връзка със социалната, културната, идеологическата и религиозната среда и отношенията между южните и източните славяни през вековете от XI до началото на XX век.

Продължителност: 2018-2020
Програма: ERA.Net RUS Plus Call 2017 ‐ S&T Projects

ПОВЕЧЕ ERA.Net RUS Plus


TOP