Александър Фомич Велтман

Автор Марина Фролова
Александър Фомич Велтман Александър Фомич Велтман

1800–1870

Писатель, поэт, историк, член-корреспондент Академии наук, директор Московской Оружейной палаты, в конце служебной карьеры – действительный статский советник.

Статья

Родился в Санкт-Петербурге. Окончил Училище колонновожатых (прообраз Академии Генштаба), после чего служил в Бессарабии. Во время русско-турецкой войны 1828–1829 гг. Вельтман получил за храбрость орден св. Владимира 4-й степени и чин капитана. Уволился в чине подполковника по болезни в 1831 г. и поселился в Москве, где занялся плодотворной литературной и общественной деятельностью. На его знаменитые «Литературные четверги» съезжались известные писатели, историки, художники и музыканты. Он написал 15 романов, десятки повестей и рассказов, стал родоначальником жанра исторического фэнтази и один из первых в мировой литературе применил прием путешествия во времени.

В 1843 г. вышла в свет его повесть «Райна, королевна болгарская», пользовавшаяся на протяжении полувека большой популярностью среди болгарских эмигрантов и в самой Болгарии. В 1852 г. её дважды перевели на болгарский язык переводчики Елена Мутева и Йоаким Груев. На ее основе Добри Войников создал драму «Райна-княгиня», и многие годы она с успехом шла на профессиональных и любительских сценах Болгарии и Валахии. Ее сюжеты привлекали художников: иллюстрации к «Райне» Николая Павловича стали классикой болгарского изобразительного искусства. Эта повесть Вельтмана, отмечал болгарский ученый Д. Леков, оказала «воздействие на формирование художественных критериев и вкуса» болгар второй половины ХIХ в. и «“присутствует” в творческом мире литераторов и писателей» Болгарии. Она считается достаточно хорошо изученной, но ее внимательное прочтение открывает многие ранее незамеченные особенности той эпохи, в которую жил и творил А.Ф. Вельтман.

О чем эта повесть? Она рассказывает о событиях истории Болгарии и Киевской Руси X в., о походах на Балканы русского князя Святослава и его прекрасной любви к дочери болгарского короля* Петра королевне Райне, о придворных интригах в борьбе за болгарский престол и дипломатическом коварстве византийцев. Согласно русским и византийским историческим источникам, князь Святослава появился в Болгарии по приглашению византийского императора Никифора, чтобы «воевать землю болгарскую и держать во власти своей». Но попав в Болгарию, он из врага болгар превратился в их союзника и друга и помог взойти на трон законному престолонаследнику Борису. Получив вести о нападении на Киев печенегов и о болезни своей матери княгини Ольги, Святослав поспешил на родину. А византийский император Иоанн Цимисхий тем временем вторгся в Болгарию и захватил ее столицу Преслав. Святослав возвратился в Болгарию с 10-тысячной дружиной, но в неравной борьбе со 100-тысячным византийским войском у Доростола (Силистры) был вынужден отступить. Райна ушла вместе с возлюбленным, и оба они погибли от стрел печенегов на днепровских порогах. А Болгария попала под двухвековое владычество Византии.

В поисках ответа на вопрос о рождении замысла повести историки литературы полагали, что с болгарским народом и Болгарией писателя познакомила русско-турецкая война 1828–1829 гг. Но с таким утверждением нельзя согласиться. В принесшем Вельтману славу романе «Странник» (1830–1832) этой войне были посвящены многие страницы. На них запечатлено движение русской армии от Дуная, через Пазарджик к крепостям Шумле (Шумену) и Варне, а затем ее возвращение в Яссы на зимние квартиры. Но при этом ни на одной из страниц нет упоминания о болгарах. Чаще всего в романе слышится молдавская речь, его герои и персонажи говорят на немецком, французском, новогреческом, турецком и арабском языках. А вот на болгарском языке в произведении не встретишь ни одной фразы! Объяснение этому отыскивается в мемуарах русских участников военной кампании 1828 г., которые писали об отсутствии болгар в занимаемых войсками городах и поселениях. Это происходило потому, что турки силой заставляли болгар поголовно уходить вместе с ними. А в знаменитом Забалканском походе русской армии на следующий год Вельтман не участвовал и поэтому не мог помнить о том, сколь гостеприимно тогда болгары встречали русских воинов за Балканским хребтом.

Интерес у писателя к Болгарии, видимо, пробудила общая атмосфера повышенного внимания к культуре славян в ОИДР – Обществе истории и древностей российских. В 1833 г. Вельтмана единогласно приняли в действительные члены общества после того, как он предоставил собранию написанные им книги «Начертание древней истории Бессарабии» (М., 1828) и «Песнь ополчению Игоря Святославича» (М., 1833), т.е. перевод «Слова о полку Игореве». Деятельность Вельтмана в ОИДР была разнообразной и активной, но она, к сожалению, еще детально не исследована.

В 1839 г. вице-президент ОИДР А.Д. Чертков (1789–1858), участник осады Силистры в 1828 г., изучал в Ватиканской библиотеке знаменитую рукопись болгарского перевода византийской хроники Константина Манассии (XII в.). В этой рукописи болгарский переводчик XIV в. киноварью на полях привел сведения о прошлом своей страны. Чертков заказал цветные копии миниатюр со сценами крещения руссов, вступления князя Святослава в Дристр (Доростол), сражения русских с болгарами, вступления византийского императора Цимисхия в Преслав и сражения русских и византийцев под Доростолом.

В русской историографии XIX в. господствовало мнение историографа Н.М. Карамзина о князе Святославе, как «образце великих полководцев», но «не строителе русского государства». Долгое время преобладало суждение, что киевский князь прошел по Болгарии огнем и мечом, пленив болгарского царя Бориса II (970–971). Что же касается Черткова, то он первый среди русских историков выделил факты, говорившие о дружеских, союзнических отношениях между болгарами и русскими. Когда болгарского царя Бориса захватившие его византийские воины привели к Цимисхию, то обнаружилось, что пленник продолжал носить знаки царского достоинства и «не был заключен Святославом в оковы». Руссы, писал историк, в отличие от византийцев не разграбили царские сокровища. Из современников Черткова один лишь Вельтман принял чертковское предположение о существовании союза между русскими и болгарами. Почти столетие спустя болгарский историк П. Мутафчиев также положительно ответил на вопрос о возможном русско-болгарском союзе во время походов Святослава на Балканы.

На заседаниях ОИДР Чертков сообщал о своей работе над книгой «Описание войны великого князя Святослава Игоревича против болгар и греков в 967–971 гг.» (М., 1843). Применив в ней метод критического сопоставления источников, ученый скрупулезно проанализировал сведения византийских хронистов Льва Диакона (X в.), Скилицы-Кедрина (XI в.), Зонары (ХII в.), «Повести временных лет», а также исследования историков Й. Раича, Л. И. Стриттера, Ш. Лебо и др. Логика аргументации и выводов Черткова сделала Вельтмана его единомышленником. Он воспринял версию ученого о первом походе киевского князя – как завоевании части Болгарии в качестве союзника византийского императора Никифора II Фоки и о втором походе – как войны руссов и болгар против Византии. Романтически пылкую натуру Вельтмана не могли не увлечь яркие, динамичные и трагические картины походов воинства Святослава в Болгарии. По воспоминаниям русских офицеров, во время войны 1828–1829 гг. на Балканах русскую армию в Болгарии повсюду незримо сопровождала «тень Святослава». Благодаря своей литературной одаренности Вельтман сумел претворить результаты научных разысканий и летописные сведения о походах Святослава в замечательные художественные формы. При этом ему удалось оживить повествование историей о необыкновенной романтической любви Святослава и Райны, чудный образ которой был плодом чистой фантазии писателя.

И Чертков и Вельтман писали о средневековой Болгарии как о богатом, могущественном царстве. Писатель не скупился на слова при описании красоты и богатства Болгарии, роскошных облачений и драгоценных украшений Райны. Королевские дворцы в Преславе и Доростоле обрисованы им как великолепные палаты, из которых открываются чудесные виды городов. И это притом, что память Вельтмана воспроизводила иную картину, увиденную им в Болгарии в 1828 г.: «неказистость домов даже турецких пашей, напоминавших украинские мазанки».

Повесть Вельтмана «Райна, королевна болгарская» получила широкое распространение в Болгарии, поскольку она не только «ласкала национальное самолюбие болгар той эпохи» (о чем писал болгарский ученый И. Шишманов), но и вселяла уверенность и надежду, что Болгария – страна со славным прошлым – непременно избавится от турецкого гнета. В произведении громко звучала идея исторического предопределения России в освобождении Болгарии. Ее разделяли все русские офицеры, участники русско-турецкой войны 1828–1829 гг., а болгарские читатели второй половины XIX в. воспринимали ее с большим воодушевлением и надеждой.


* Вельтман использовал титул «король» для государей Болгарии, хотя в историографии они именуются царями. Болгарские переводчики передали этот титул каждый по-своему: Е. Мутева – как «царь», Й. Груев – как «князь».

Литература

  • Аретов Н. Преводната белетристика от първата половина на XIX в. София, 1990.
  • Вацуро В.Э. Болгарские темы и мотивы в русской литературе 1820–1840-х годов. (Этюды и разыскания) // Русско-болгарские фольклорные и литературные связи. Л., 1976. Т. 1.
  • Георгиев Е. Български образи в славянските литератури. София, 1969.
  • Германов Г. Окървавено навечерие. Варна, 1976.
  • Леков Д. Българска възрожденска литература. Проблеми, жанрове, творци. София, 1988. Т. 1.
  • Минкова Л. Повестта на А.Ф. Велтман «Райна, королевна Болгарская» в преводната литература на българското възраждане и в историята на превода в България // Литературна мисъл. 1989. № 1.
  • Мутафчиев П. Руско-български отношения при Святослава // Seminarium Kondakovianum. Prague. IV. 1931. С. 78–92.
  • веб-сраница

Илюстрации

Иллюстрации болгарского художника Н. Павловича к повести А.Ф. Вельтмана «Райна, королевна болгарская» любезно предоставила д-р Бл. Иванова (Assoc.Prof.Blagovesta Ivanova, PhD. University of Structural Engineering & Architecture "L. Karavelov" and Chief Curator at the National Museum for Bulgarian Art)

Свързани статии (по етикет)

Галерия със снимки

×

SESDiva ERA.Net RUS Plus Call 2017 – S&T

SESDiva. Проект № 156

SESDiva цели създаването на виртуален музей на писмената култура във връзка със социалната, културната, идеологическата и религиозната среда и отношенията между южните и източните славяни през вековете от XI до началото на XX век.

Продължителност: 2018-2020
Програма: ERA.Net RUS Plus Call 2017 ‐ S&T Projects

ПОВЕЧЕ ERA.Net RUS Plus


TOP