Alexander Fomich Veltman

Written by Марина Фролова
Alexander Fomich Veltman Alexander Fomich Veltman

1800–1870

Писатель, поэт, историк, член-корреспондент Академии наук, директор Московской Оружейной палаты, в конце служебной карьеры – действительный статский советник.

Статья

Родился в Санкт-Петербурге. Окончил Училище колонновожатых (прообраз Академии Генштаба), после чего служил в Бессарабии. Во время русско-турецкой войны 1828–1829 гг. Вельтман получил за храбрость орден св. Владимира 4-й степени и чин капитана. Уволился в чине подполковника по болезни в 1831 г. и поселился в Москве, где занялся плодотворной литературной и общественной деятельностью. На его знаменитые «Литературные четверги» съезжались известные писатели, историки, художники и музыканты. Он написал 15 романов, десятки повестей и рассказов, стал родоначальником жанра исторического фэнтази и один из первых в мировой литературе применил прием путешествия во времени.

В 1843 г. вышла в свет его повесть «Райна, королевна болгарская», пользовавшаяся на протяжении полувека большой популярностью среди болгарских эмигрантов и в самой Болгарии. В 1852 г. её дважды перевели на болгарский язык переводчики Елена Мутева и Йоаким Груев. На ее основе Добри Войников создал драму «Райна-княгиня», и многие годы она с успехом шла на профессиональных и любительских сценах Болгарии и Валахии. Ее сюжеты привлекали художников: иллюстрации к «Райне» Николая Павловича стали классикой болгарского изобразительного искусства. Эта повесть Вельтмана, отмечал болгарский ученый Д. Леков, оказала «воздействие на формирование художественных критериев и вкуса» болгар второй половины ХIХ в. и «“присутствует” в творческом мире литераторов и писателей» Болгарии. Она считается достаточно хорошо изученной, но ее внимательное прочтение открывает многие ранее незамеченные особенности той эпохи, в которую жил и творил А.Ф. Вельтман.

О чем эта повесть? Она рассказывает о событиях истории Болгарии и Киевской Руси X в., о походах на Балканы русского князя Святослава и его прекрасной любви к дочери болгарского короля* Петра королевне Райне, о придворных интригах в борьбе за болгарский престол и дипломатическом коварстве византийцев. Согласно русским и византийским историческим источникам, князь Святослава появился в Болгарии по приглашению византийского императора Никифора, чтобы «воевать землю болгарскую и держать во власти своей». Но попав в Болгарию, он из врага болгар превратился в их союзника и друга и помог взойти на трон законному престолонаследнику Борису. Получив вести о нападении на Киев печенегов и о болезни своей матери княгини Ольги, Святослав поспешил на родину. А византийский император Иоанн Цимисхий тем временем вторгся в Болгарию и захватил ее столицу Преслав. Святослав возвратился в Болгарию с 10-тысячной дружиной, но в неравной борьбе со 100-тысячным византийским войском у Доростола (Силистры) был вынужден отступить. Райна ушла вместе с возлюбленным, и оба они погибли от стрел печенегов на днепровских порогах. А Болгария попала под двухвековое владычество Византии.

В поисках ответа на вопрос о рождении замысла повести историки литературы полагали, что с болгарским народом и Болгарией писателя познакомила русско-турецкая война 1828–1829 гг. Но с таким утверждением нельзя согласиться. В принесшем Вельтману славу романе «Странник» (1830–1832) этой войне были посвящены многие страницы. На них запечатлено движение русской армии от Дуная, через Пазарджик к крепостям Шумле (Шумену) и Варне, а затем ее возвращение в Яссы на зимние квартиры. Но при этом ни на одной из страниц нет упоминания о болгарах. Чаще всего в романе слышится молдавская речь, его герои и персонажи говорят на немецком, французском, новогреческом, турецком и арабском языках. А вот на болгарском языке в произведении не встретишь ни одной фразы! Объяснение этому отыскивается в мемуарах русских участников военной кампании 1828 г., которые писали об отсутствии болгар в занимаемых войсками городах и поселениях. Это происходило потому, что турки силой заставляли болгар поголовно уходить вместе с ними. А в знаменитом Забалканском походе русской армии на следующий год Вельтман не участвовал и поэтому не мог помнить о том, сколь гостеприимно тогда болгары встречали русских воинов за Балканским хребтом.

Интерес у писателя к Болгарии, видимо, пробудила общая атмосфера повышенного внимания к культуре славян в ОИДР – Обществе истории и древностей российских. В 1833 г. Вельтмана единогласно приняли в действительные члены общества после того, как он предоставил собранию написанные им книги «Начертание древней истории Бессарабии» (М., 1828) и «Песнь ополчению Игоря Святославича» (М., 1833), т.е. перевод «Слова о полку Игореве». Деятельность Вельтмана в ОИДР была разнообразной и активной, но она, к сожалению, еще детально не исследована.

В 1839 г. вице-президент ОИДР А.Д. Чертков (1789–1858), участник осады Силистры в 1828 г., изучал в Ватиканской библиотеке знаменитую рукопись болгарского перевода византийской хроники Константина Манассии (XII в.). В этой рукописи болгарский переводчик XIV в. киноварью на полях привел сведения о прошлом своей страны. Чертков заказал цветные копии миниатюр со сценами крещения руссов, вступления князя Святослава в Дристр (Доростол), сражения русских с болгарами, вступления византийского императора Цимисхия в Преслав и сражения русских и византийцев под Доростолом.

В русской историографии XIX в. господствовало мнение историографа Н.М. Карамзина о князе Святославе, как «образце великих полководцев», но «не строителе русского государства». Долгое время преобладало суждение, что киевский князь прошел по Болгарии огнем и мечом, пленив болгарского царя Бориса II (970–971). Что же касается Черткова, то он первый среди русских историков выделил факты, говорившие о дружеских, союзнических отношениях между болгарами и русскими. Когда болгарского царя Бориса захватившие его византийские воины привели к Цимисхию, то обнаружилось, что пленник продолжал носить знаки царского достоинства и «не был заключен Святославом в оковы». Руссы, писал историк, в отличие от византийцев не разграбили царские сокровища. Из современников Черткова один лишь Вельтман принял чертковское предположение о существовании союза между русскими и болгарами. Почти столетие спустя болгарский историк П. Мутафчиев также положительно ответил на вопрос о возможном русско-болгарском союзе во время походов Святослава на Балканы.

На заседаниях ОИДР Чертков сообщал о своей работе над книгой «Описание войны великого князя Святослава Игоревича против болгар и греков в 967–971 гг.» (М., 1843). Применив в ней метод критического сопоставления источников, ученый скрупулезно проанализировал сведения византийских хронистов Льва Диакона (X в.), Скилицы-Кедрина (XI в.), Зонары (ХII в.), «Повести временных лет», а также исследования историков Й. Раича, Л. И. Стриттера, Ш. Лебо и др. Логика аргументации и выводов Черткова сделала Вельтмана его единомышленником. Он воспринял версию ученого о первом походе киевского князя – как завоевании части Болгарии в качестве союзника византийского императора Никифора II Фоки и о втором походе – как войны руссов и болгар против Византии. Романтически пылкую натуру Вельтмана не могли не увлечь яркие, динамичные и трагические картины походов воинства Святослава в Болгарии. По воспоминаниям русских офицеров, во время войны 1828–1829 гг. на Балканах русскую армию в Болгарии повсюду незримо сопровождала «тень Святослава». Благодаря своей литературной одаренности Вельтман сумел претворить результаты научных разысканий и летописные сведения о походах Святослава в замечательные художественные формы. При этом ему удалось оживить повествование историей о необыкновенной романтической любви Святослава и Райны, чудный образ которой был плодом чистой фантазии писателя.

И Чертков и Вельтман писали о средневековой Болгарии как о богатом, могущественном царстве. Писатель не скупился на слова при описании красоты и богатства Болгарии, роскошных облачений и драгоценных украшений Райны. Королевские дворцы в Преславе и Доростоле обрисованы им как великолепные палаты, из которых открываются чудесные виды городов. И это притом, что память Вельтмана воспроизводила иную картину, увиденную им в Болгарии в 1828 г.: «неказистость домов даже турецких пашей, напоминавших украинские мазанки».

Повесть Вельтмана «Райна, королевна болгарская» получила широкое распространение в Болгарии, поскольку она не только «ласкала национальное самолюбие болгар той эпохи» (о чем писал болгарский ученый И. Шишманов), но и вселяла уверенность и надежду, что Болгария – страна со славным прошлым – непременно избавится от турецкого гнета. В произведении громко звучала идея исторического предопределения России в освобождении Болгарии. Ее разделяли все русские офицеры, участники русско-турецкой войны 1828–1829 гг., а болгарские читатели второй половины XIX в. воспринимали ее с большим воодушевлением и надеждой.


* Вельтман использовал титул «король» для государей Болгарии, хотя в историографии они именуются царями. Болгарские переводчики передали этот титул каждый по-своему: Е. Мутева – как «царь», Й. Груев – как «князь».

Литература

  • Аретов Н. Преводната белетристика от първата половина на XIX в. София, 1990.
  • Вацуро В.Э. Болгарские темы и мотивы в русской литературе 1820–1840-х годов. (Этюды и разыскания) // Русско-болгарские фольклорные и литературные связи. Л., 1976. Т. 1.
  • Георгиев Е. Български образи в славянските литератури. София, 1969.
  • Германов Г. Окървавено навечерие. Варна, 1976.
  • Леков Д. Българска възрожденска литература. Проблеми, жанрове, творци. София, 1988. Т. 1.
  • Минкова Л. Повестта на А.Ф. Велтман «Райна, королевна Болгарская» в преводната литература на българското възраждане и в историята на превода в България // Литературна мисъл. 1989. № 1.
  • Мутафчиев П. Руско-български отношения при Святослава // Seminarium Kondakovianum. Prague. IV. 1931. С. 78–92.
  • веб-сраница

Илюстрации

Иллюстрации болгарского художника Н. Павловича к повести А.Ф. Вельтмана «Райна, королевна болгарская» любезно предоставила д-р Бл. Иванова (Assoc.Prof.Blagovesta Ivanova, PhD. University of Structural Engineering & Architecture "L. Karavelov" and Chief Curator at the National Museum for Bulgarian Art)

×

SESDiva ERA.Net RUS Plus Call 2017 – S&T

SESDiva. Project № 156

SESDiva aims at creating a virtual museum of written culture in relation to the social, religious, cultural, and ideological environment and relations between the South and East Slavs throughout the centuries from the 11th to the beginning of the 20th century.

Duration: 2018-2020
Program: ERA.Net RUS Plus Call 2017 ‐ S&T Projects

FIND OUT MORE ERA.Net RUS Plus


TOP