Юрий Иванович Венелин

Автор Марина Фролова
Юрий Иванович Венелин Юрий Иванович Венелин

1802–1839

Ученый-любитель, зачинатель российской болгаристики, заставивший болгар по-новому взглянуть на истории своего народа и пробудивший в них чувство национальной гордости.

Статья

Он родился в семье закарпатского сельского священника И. Гуци в с. Тибава (или Великая Тибава, Большая Тибава), которое вместе с Закарпатьем находилось тогда в составе Австрийской империи. После Второй мировой войны оно было присоединено к Украине – одной из 15 республик Советского Союза. Окончив гимназию в г. Унгвар (ныне украинский Ужгород), Георгий Гуца поступил в местную духовную семинарию, затем учился в епископском лицее в г. Сатмаре (ныне г. Сату-Маре, Румыния) вместе со своим двоюродным братом И.И. Молнаром, а с 1822 г. продолжил свое образование на философском факультете Львовского университета. Еще в лицее Георгий Гуца начал вести первые записи по истории славян – теме, которая превратилась у него в настоящую страсть. Юноша проявил удивительную способность к усвоению иностранных языков: он прекрасно знал древнегреческий и латынь, свободно говорил по-мадьярски (по-венгерски), по-немецки, по-французски, хорошо понимал английский, итальянский, испанский и волошский (румынский) языки. Быстро овладел он и славянскими языками.

Карьера католического священника его перестала привлекать, он мечтал жить в православной России и, являясь по происхождению карпато-россом или русином, ощущал себя россиянином. При переезде в Россию он сменил свою фамилию Гуца на Венелин. Вместе с Молнаром они сначала обосновались в Кишиневе (1823–1825), а затем в Москве, поступив на медицинский факультет Московского университета. В 1829 г. Венелин его успешно закончил, но любовь к истории оказалась сильнее чем к медицине. Ее всячески поощрял преподаватель Московского университета, известный историк М.П. Погодин (1800–1875), который побудил Венелина написать книгу «Древние и нынешние болгаре в политическом, народописном, историческом и религиозном их отношении к россиянам». В 1829 г. он издал ее за свой счет, будучи покорен «ребячески чистой душой» автора и его «мечтами о булгарах». Это сочинение было весьма актуальным, поскольку в то время шла русско-турецкая война 1828–1829 гг.

Благодаря содействию своих московских знакомых, и прежде всего Погодина, Венелин в 1830 г. получил научную командировку в Болгарию от Императорской Российской академии. Однако ситуация для этой командировки была неблагоприятной. Согласно Адрианопольскому мирному договору 1829 г., русские войска тогда покидали болгарскую землю. Венелин сумел побывать всего лишь в двух опустошенных войной болгарских городах: Варне и Силистре. Зато поиски в архиве Бухарестской митрополии оказались плодотворными: ученый открыл там множество грамот XIV–XVII вв. на славянском языке, которые впоследствии подготовил к печати. Труд Венелина «Влахо-болгарские или дако-славянские грамоты» получил положительный отзыв академика А.Х. Востокова, но увидел свет лишь в 1840 г., т.е. после смерти автора и долго сохранял свое научное значение.

В списке путешествия у Венелина на первом месте стояло собирание болгарских народных песен. Романтически настроенный ученый считал, что фольклор есть один из важнейших источников познания не только характера, обычаев и обрядов народа, но и его истории. Собранные им 50 песен вошли затем в издание русского слависта П.А. Бессонова «Болгарские песни из сборников Ю.Ив. Венелина, Н.Д. Катранова и других болгар» (М., 1855. Вып. 1–2).

Одним из главных результатов научного путешествия Венелина на Балканский полуостров стала «Грамматика нынешнего болгарского наречия», завершенная ученым в 1834 г. Но Российская академия отнеслась к ней отрицательно. Она была опубликована сравнительно недавно: в 1997 г. ее издал российский филолог Г.К. Венедиктов.

В 1835 г. на словесном отделении философского факультета Московского университета открывалась кафедра Истории и литературы славянских наречий, которую Венелин пытался занять. Для данной цели он за год до этого создал «конспект преподавания» упомянутых дисциплин, явившийся первым опытом написания программы курса университетского славяноведения. Но из-за отсутствия ученой степени по филологии или истории Венелин, согласно уставу университета, не имел права возглавлять кафедру. Несмотря на энергичную поддержку венелинской кандидатуры Погодиным, кафедру получил профессор М.Т. Каченовский (1775–1842). А сама рукопись венелинской программы была опубликована лишь в 1898 г.

Венелин тяжело переживал череду неудач, но не оставлял своих научных занятий. Ученого утешало лишь то, что его московские доброжелатели, бывшие членами Общества истории и древностей российских (ОИДР), избрали его в действительные члены еще в 1832 г. Научные чтения и дискуссии в стенах ОИДР продолжались на литературных вечерах, которыми славилась Москва 1830-х–1840-х годов.

Внезапная кончина Венелина в марте 1839 г. поразила его друзей и коллег по ОИДР. О памяти и уважении к личности и трудам ученого свидетельствует публикация 12 его научных работ на страницах журнала «Чтения в Обществе истории и древностей российских» с 1846 по 1870 гг. Они были извлечены из хранившегося в семье Молнара Венелинского архива, которая затем передала его в ОИДР, откуда он попал в Отдел рукописей Российской государственной библиотеки. До настоящего времени было осуществлено около 70 публикаций Венелинских сочинений, дневниковых записей и писем.

Обратимся теперь к знаменитой книге Венелина «Древние и нынешние болгаре…». В первой четверти XIX в. В науке господствовало мнение западноевропейских ученых А.Л. Шлецера, И.Х. Энгеля, Й.Тунманна и др., считавших, что пришедшая на Балканы в VII веке болгарская орда хана Аспаруха имела турецко-татарское происхождение. Поселившись среди славян, она растворилась в них, но оставила им свое название «болгары». Эту точку зрения разделяли русские историки Н.М. Карамзин, М.Т. Каченовский, Х.А. Шлецер и др. Что же касается Венелина, то он страстно защищал концепцию славянского происхождения древних болгар и одновременно опровергал идею о норманнских корнях русского народа, строившуюся по аналогичной схеме. Он утверждал, что Болгарское славянское государство существовало с древнейших времен, и начала его терялись в хаосе так называемого Скифского мира. Турки низвергли его в конце XIV в., но сам болгарский народ не исчез. Просто о нем имелось мало сведений, поэтому европейцы о болгарах забыли. Именно по этой причине, они лишились не только своей государственности, но и истории. Скудость исторических свидетельств и фактов, слабая разработанность темы заставляли пылкую и романтическую натуру Венелина домысливать многое усилиями своего воображения. В научных кругах приняли это сочинение очень критически.

Смелость и новизна идей Венелина о том, что славяне прежде VI века жили под другими именами, покорили Н.П. Погодина. Он констатировал, что никто из историков, воспитанных «в строгих правилах» Шлецеровой критики, не задумался об историческом бытии этого народа до появления о нем сведений в летописях и не осмелился отыскивать следы его существования до VI столетия.

Но всё изменилось, когда Венелина и его труд открыли для себя сами болгары, и в начале это были жившие в России болгарские эмигранты. Это сочинение произвело на них необыкновенное воздействие. Многие из них прежде стыдились признаться в своем болгарском происхождении и выдавали себя за греков. Силой своего таланта и любви к славянству Венелин доказал, и в первую очередь самим болгарам, сколь прекрасен народ, к которому они принадлежат, и сколь великолепна его история. Одновременно он писал о том, насколько печальна ныне участь этого славного народа под гнетом турок, страдающего также от духовного засилья греков и удручающего положения просвещения. Возросшее национальное самосознание представителей болгарской эмиграции побуждало их к развитию просвещения своего народа. Бывший ранее ревностным эллинофилом обрусевший болгарин из Одессы, торговец В.Е. Априлов (1789–1847) вместе со своими соплеменниками, богатыми болгарскими купцами Н. Палаузовым и Хр. Мустаковым создали попечительство по сбору средств для постройки болгарской светской школы нового типа в г. Габрово, т. е. на территории Османской империи. Она стала образцом для других создававшихся в Болгарии новых учебных заведений, которые шли на смену так называемым «келейным» начальным школам при монастырях и церквах. Сочинения Венелина составили целую эпоху в болгарском национальном самосознании. Они отразились в творчестве таких видных деятелей болгарского Национального возрождения, как Г.С. Раковский, Р. Жинзифов, Л. Каравелов, С. Палаузов, М. Дринов, Д. Войников, В. Друмев, Петко Славейков, Д. Чинтулов и др.

Смерть Ю.И. Венелина многие болгары восприняли как уход из жизни близкого им человека. Поэт Г. Пешаков, ранее воспевший ученого в своей оде, откликнулся на его кончину скорбным стихотворением «Рыдание на смерть Ю.И. Венелина». Не случайно, одесские болгары в 1841 г. на свои средства возвели памятник на могиле ученого в московском Свято-Даниловом монастыре. Высеченная на нем надпись гласила: «Юрию Ивановичу Венелину одесские болгаре. 1841. Родился 1802, скончался 1839 года. Напомнил свету о забытом, но некогда славном, могущественном племени болгар, и пламенно желал видеть его возрождение. Боже Всемогущий! Услыши молитву раба Твоего!». К сожалению, данное надгробие не уцелело. Но память об ученом продолжает жить в Болгарии: удивительным образом его фамилия Венелин стала распространенным личным именем, которым многие болгары нарекают своих детей.

Литература

  • Байцура Т. Юрiй Iванович Венелiн. Братiслава, 1969.
  • Венедиктов Г. К. О путешествии Ю.И. Венелина в Болгарию – В: Ученое путешествие Ю. И. Венелина в Болгарию (1830–1831). Москва, 2005, 3–16.
  • Венедиктов Г. К. О судьбе «Грамматики нынешнего болгарского наречия» Ю.И. Венелина. – В: Венелин Ю. И. Грамматика нынешнего болгарского наречия. Москва, 1997, V–XXII.
  • Гачев Г. Д. «Древние и нынешние болгаре» Венелина как научно-художественное произведение и национальный миф – В: Ю. И. Венелин в Болгарском Возрождении. Москва, 1998, 27–51.
  • Лаптева Л. П. История славяноведения в России в XIX веке. Москва, 2005.
  • Никулина М. В. Путешествие Ю. И. Венелина в Болгарию и его место в начальной истории болгаристики в России – В: Ю. И. Венелин в Болгарском Возрождении. Москва, 1998, 122–147.
  • Смольянинова М. Г. Юрий Венелин и болгарская литература эпохи национального Возрождения. – В: Ю. И. Венелин в Болгарском Возрождении. Москва, 1998, 5–26.
  • Фролова М. М. Ю. И. Венелин и Общество истории и древностей российских – В: Славянский мир в третьем тысячелетии. Межкультурный и межконфессиональный диалог славянских народов. Москва, 2011, 143–151.

×

SESDiva ERA.Net RUS Plus Call 2017 – S&T

SESDiva. Проект № 156

Проект SESDiva направлен на создание виртуального музея письменной культуры по отношению к социальной, культурной, идеологической и религиозной среде и связям между южными и восточными славянами (с XI до начала XX в.).

Продолжительность: 2018-2020 гг.
Программа: ERA.Net RUS Plus Call 2017 ‐ S&T Projects

ПОДРОБНЕЕ ERA.Net RUS Plus


TOP