Общество любителей древней письменности

Автор Марина Фролова
Общество любителей древней письменности Общество любителей древней письменности

1804–1929

Одно из старейших научных обществ России, возникло при Московском университете с целью изучения и критического издания русских летописей, сыграло важную роль в становления славяноведения в России в первой половине XIX столетия.


Статья

С самого начала своего возникновения Общество не ограничивалось изданием русских летописей – оно поручало своим членам разыскивать сведения, касающиеся «славянских народов у древнейших историков». Выпуск печатной продукции ОИДР длительное время существенно сдерживало отсутствие прочной материальной базы, поскольку основным источником денежных средств являлись взносы членов Общества и дарения. Но в 1837 г. оно получило статус императорского и ежегодное финансирование в 5 тыс. руб. серебром.

Южнославянские темы в Обществе зазвучали через полтора десятка лет после его создания. В 1818 г. корреспондент ОИДР майор П.Ф. Горенкин прислал свое исследование «О древности письма славянского», в котором утверждалось, что Кирилл и Мефодий создали не новый алфавит, а лишь «исправили бывший у славян в употреблении» и что современный болгарский язык близок к церковнославянскому. В 1830-е годы интерес к истории и письменности южных славян усилился после блестящей победы России над Турцией в войне 1828–1829 гг. В отчете ОИДР за 1837 г. отмечалась работа Ю.И. Венелина по изучению истории болгар и других славянских народов.

В начале 40-х годов XIX столетия вице-президент Общества А.Д. Чертков четыре раза докладывал о своих исследованиях глосс Ватиканского списка болгарского перевода (XIV в.) византийской хроники Константина Манассии (XII в.), знаменитого своими 69 миниатюрами. Ученый скопировал в Ватикане глоссы этого списка в 1839 г., а затем в Москве обнаружил ещё один список болгарского перевода этого памятника в Синодальном собрании Патриаршей библиотеки и провел сравнительный анализ обоих списков. Позднее он опубликовал две монографии об истории и культуре средневековой Болгарии: «О переводе Манассииной летописи на словенский язык, по двум спискам: Ватиканскому и Патриаршей библиотеки, с очерком ис¬тории болгар» и «Описание войны великого князя Святослава Игоревича против болгар и греков в 967–971 гг.». Они были напечатаны в «Русском историческом сборнике» и стали значительным событием в русской дореволюционной болгаристике. К сожалению, принятое 21 декабря 1840 г. решение ОИДР опубликовать текст болгарского перевода хроники, не было выполнено.

После того, как секретарем ОИДР в 1846 г. был избран экстраординарный профессор кафедры истории и литературы славянских наречий в Московском университете О.М. Бодянский, журнал ОИДР в силу профессиональных занятий ученого стал наполняться южнославянской проблематикой. В 1846 г. появилась публикация «Винодольского закона 1288 г.» – одного из древнейших памятников южнославянского законодательства. Бодянский перевёл также статью чешского ученого Ф. Палацкого «Сравнение законов царя Стефана Душана Сербского с древнейшими земскими постановлениями чехов».

Традиционной для ОИДР стала кирилло-мефодиевская проблематика, чему и была посвящена статья рижского епископа Филарета (Д.Г. Гумилевского) «Кирилл и Мефодий». А другой ученый, В.М. Ундольский (1815–1864) – библиограф и археограф, избранный в 1847 г. библиотекарем ОИДР, один из первых в России обратился к изучению творческого наследия Климента Словенского (Охридского) – болгарского просветителя, ученика Кирилла и Мефодия. В 1845 г. на заседании ОИДР Ундольский представил план издания сочинений св. Климента, епископа Словенского, а два года спустя читал свою статью «Константин, епископ Болгарский, ученик Мефодия». Правда, собранные Ундольским материалы были напечатаны лишь в 1895 г.

В 1848 г. Бодянский опубликовал в журнале «Чтения в ОИДР» свой перевод доклада П. Шафарика «Расцвет славянской письменности в Болгарии», который тот годом раньше сделал в Королевском Чешском ученом обществе. В нём приводились биографические сведения о Кирилле и Мефодии, их учениках Клименте, Науме, Ангеларии, Саве и Горазде и преемниках последних: Константине, Григории, Иоанне Экзархе Болгарском, Черноризце Храбре и других.

Директор Московского архива министерства иностранных дел М.А. Оболенский в 1846 г. представил статью «О греческом кодексе Георгия Амартолы, хранящемся в Московской синодальной библиотеке, и о сербском и болгарском переводах его хроники». В ней он подчёркивал необходимость изучения трудов византийских хронистов в славянских переводах и славянских хронографов.

Членов ОИДР привлекала тема расселения древних славян на Балканах и в Европе. Об этом писал уже упоминавшийся рижский епископ Филарет в работе «Святой великомученик Дмитрий Солунский и солунские славяне». Чертков активно разрабатывал гипотезу о прародине славян. Еще в 1842 г. он прочел на заседании ОИДР доклад «О жительстве предков словен до Р.Х. в Задунайских странах». Его исследования проблем славянского этногенеза «О переселении Фракийских племен за Дунай и далее на Север, к Балтийскому морю и к нам на Русь» были напечатаны в пяти книгах «Временника ОИДР»: Кн. 10, 13, 16, 23, 25.

Совершивший в 1844–1847 гг. путешествие по Балканам профессор кафедры истории и литературы славянских наречий в Казанском университете В.И. Григорович согласился опубликовать две привезенные им рукописи: «Южнославянские памятники XV столетия: Два письма Стефана Воеводы Молдовлахийского и Дорофея, архиепископа первой Иустинианы, т.е. Охридского. (Из рукописей монастыря Иоанна Рильского)».

Много материала о болгарах содержалось в 21-ой книге «Временника». В статье «О некоторых годах Несторовой летописи» историк Д.Н. Дубенский отметил, что «мартовское счисление перешло к нам от болгар». Затем следовало исследование историка С.Н. Палаузова «Синодик царя Бориса по рукописи XIV в.». Раздел «Материалы» заполнили «Болгарские песни из сборника Ю.И. Венелина, Н.Д. Катранова и других болгар». Собрание болгарских народных песен с объяснением и исследованием представил кандидат Московского университета П.А. Бессонов. На заседании 30 апреля 1854 г. это исследование было прочтено, и автор был избран в соревнователи Общества.

А в раздел «Материалы» следующей 22-ой книги «Временника» вошёл второй выпуск «Сборника болгарских песен», который был снабжен общим указателем к песням и объяснением встречающихся в них непонятных слов.

30 марта 1856 г. Бессонов подал письменное предложение об избрании в действительные члены магистра Московского университета А.Ф. Гильфердинга, представив четыре его книги и десять латинских грамот, «относящихся к истории сербов при доме Неманей, списанные им в Венском архиве и объяснением в приложении». Бессонов указывал на значимость этих грамот, подчеркивая их важность для истории всех славян и русского просвещения.

Библиотека ОИДР постоянно пополнялась книгами по славянской тематике. В 1829 г. сербский ученый В. Караджич прислал из Вены 1-й том «Сербской революции» Л. Фон Ранке, а в 1837 г. – свой труд о Черногории. В 1840 г. в неё поступила книга «Споменицы Србскiи» от белградского священника Павла Твртковича, а два года спустя – издания «Болгарские книжники» и «Денница новоболгарского образования» от их автора, болгарского купца В.Е. Априлова. Про Общество знали в далекой Черногории, откуда в 1855 г. писатель, историк Милорад Медакович отправил свое сочинение под названием «Повестница Церногоре од найстарiего времени до 1830».

ОИДР установило связи со многими славянскими учеными, среди которых был серб В. Караджич. В почетные члены Общества в 1845 г. были избраны князь Сербии Александр Карагеоргиевич, Петр Негош, митрополит Черногорский, «историк и поэт сербский» Сима Милутинович. Наладило ОИДР и контакты с южнославянскими научными обществами и организациями – Сербским ученым обществом в Белграде и Матицей хорватской в Загребе, организовав с ними активный обмен литературой.

Автор знаменитого труда «История государства Российского» Н.М. Карамзин не верил в эффективность коллективного труда ученых, но практика ОИДР 30-х–50-х годов XIX в. оправдала такую форму объединения историков: она создавала новые сферы научного сотрудничества, способствовала интенсификации в обмене научной информацией и знакомства с научной критикой со стороны коллег.

ОИДР не контролировало научное творчество своих членов и не диктовало им тематику исследований. Известный историк И.Е. Забелин утверждал, что члены общества были свободны в выборе тем, и он зависел от случайности. Однако и такие «случайные» работы, по его словам, выражали «направление и вкусы ученых занятий своего времени». В первой половине XIX в. южнославянские сюжеты не являлись доминирующими в активно разрабатывавшейся членами ОИДР славянской проблематике. Но с начала 1850-х годов наблюдается тенденция к их увеличению. Благодаря росту издательской деятельности ОИДР результаты исследований его действительных членов получили широкое распространение в российском обществе и за рубежом и становились общественно значимыми. Деятельность ОИДР в целом содействовала накоплению знаний о южных славянах, их истории и письменной культуре.

Литература

  • Попов Н.А. История императорского Московского общества истории и древностей российских. 1804–1812 гг. Ч. 1. Москва, 1884.
  • Фролова М.М. Общество истории и древностей российских и славянская проблематика (1848–1857). – Славяноведение, 2012, № 2, 86–101.

×

SESDiva ERA.Net RUS Plus Call 2017 – S&T

SESDiva. Проект № 156

Проект SESDiva направлен на создание виртуального музея письменной культуры по отношению к социальной, культурной, идеологической и религиозной среде и связям между южными и восточными славянами (с XI до начала XX в.).

Продолжительность: 2018-2020 гг.
Программа: ERA.Net RUS Plus Call 2017 ‐ S&T Projects

ПОДРОБНЕЕ ERA.Net RUS Plus


TOP